То, что Байкал способен вдохновлять на художественную деятельность, — такая избитая истина, что даже как-то неловко начинать с нее статью. Однако это действительно так. Десятки самых разных людей искусства со всего мира из года в год, очаровываясь уникальной природой и красотой озера, стараются создать на Байкале что-нибудь прекрасное и масштабное.

Творческая группа «Театрика» из Санкт-Петербурга уже успела создать на Байкале несколько инсталляций — в виде солярных лабиринтов, а в этом году решила создать на льду нечто более глобальное и впечатляющее. Фото Евгения Козырева

Творческая группа «Театрика» из Санкт-Петербурга уже успела создать на Байкале несколько инсталляций — в виде солярных лабиринтов, а в этом году решила создать на льду нечто более глобальное и впечатляющее. Фото Евгения Козырева

Многие помнят огромные круги на льду Байкала, созданные художником Джимом Деневаном весной 2010 года. Одно из самых больших произведений искусства в мире, созданное в направлении лэнд-арт, по достоинству можно было оценить лишь с высоты птичьего полета. С помощью лопат и снегоуборочной техники художник нарисовал десятки кругов, которые сделали зримой математическую формулу, называемую «последовательностью Фибоначчи». Впечатляющее произведение искусства, на создание которого было потрачено около недели, всего за несколько дней благодаря байкальским ветрам вновь превратилось в заснеженную ледяную пустыню. Идея на короткое время обрела свое материальное воплощение, чтобы затем не оставить после себя ничего, кроме фотографий.

Игровое осмысление пространства

Нечто подобное решила осуществить в этом году независимая творческая группа «Театрика» из Санкт-Петербурга, возглавляемая режиссером, актером и концептологом Петром Немым. Творческое объединение называет себя лабораторией исследования игровых структур и проводит уже в течение восьми лет различные художественные проекты, созданные на стыке самых разных визуальных искусств (включая театр, перфоманс, инсталляцию, лэнд-арт и тому подобное). Группа уже успела создать на Байкале несколько инсталляций — в виде солярных лабиринтов, а в этом году решила создать на льду нечто более глобальное и впечатляющее. Как отмечает Петр Немой, великое озеро достойно только масштабных проектов.

Так, было решено менее чем за два месяца вырезать и разместить на льду Байкала в окрестностях деревни Бугульдейки 384 ледяных коня (по количеству дней в году по восточному календарю), которые делились бы на девять табунов, каждый из которых символизировал бы один из байкальских ветров: Сарму, Баргузин, Култук, Селенгу, Верховик и так далее. Для работы над проектом были приглашены профессиональные скульпторы из разных городов России и стран мира. Впрочем, участие в итоге приняли около 20 человек, и только из России, зато разных национальностей: красивой идеей прониклись скульпторы из Перми, Бурятии, Якутии и Ольхонского района Иркутской области. Вместе с началом работы над инсталляцией в Бугульдейке родилась и новая арт-народность — бугульдеи, а все мероприятия, организованные ими, получили название бугульдейства. Бугульдеи придумали себе мифологию, ритуалы и даже форму одежды, превратив свое существование в поселке в некую театральную игру. «Бугульдеи — это художественное, внеэтническое сообщество без какого-либо окраса в сторону любой национальности или вероисповедания, — поясняет концептолог Петр Немой. — Поэтому в сообщество бугульдеев может влиться абсолютно любой человек».

Реализация художественного проекта выросла в целый фестиваль под общим названием «Табун ветров», который включил в себя целую серию различных мероприятий как для местных жителей, так и для туристов: от празднования Сагаалгана, Международного женского дня и Масленицы до спортивных соревнований и показа фильмов. Параллельно с этим в течение почти двух месяцев на льду Байкала создавались лошади, количество которых с приближением конечной даты проекта — 22 марта — уже никто не мог сосчитать. По словам организаторов, итоговой цифры, в которой все стремились, достичь так и не удалось, однако для них это стало уже неважно.

„Бугульдеи — это художественное, внеэтническое сообщество без какого-либо окраса в сторону любой национальности или вероисповедания”

«Мы просто исследователи пространства посредством игры, — рассказывает участник группы «Театрика» Олеся Немая. — Мы приехали в Бугульдейку и стали исследовать это пространство самыми разными способами: выставки, хэппенинги, перформансы, концерты, праздники, дефиле, театрализованные действа — самые разные проекты, которые взаимосвязаны с самыми разными средами».

Примером соединения «разных сред» в случае «Театрики» является попытка соединить художественное творчество и бизнес. Очевидно, что реализация подобных проектов требует от их инициаторов больших вложений, в первую очередь финансовых. Деньги было решено искать не у каких-либо крупных компаний, которые могли бы выступить спонсорами, а у конкретных людей — по принципу краудфаундинга, когда каждый человек может вложить в реализацию любую сумму. Объектом продажи в данном случае выступили сами ледяные кони, которые создавались скульпторами, причем цена каждого из них была отнюдь не символической — от 25 тыс. рублей. Тем не менее красивой идеей прониклись около 30 человек, которых бугульдеи чествовали в финальном мероприятии проекта — ритуальном отпускании коней на свободу. «Это вложение в идею, в мечту, чистое меценатство, — рассказывает Олеся Немая. — Ведь в конечном счете человек не приобретает некую материальную ценность. Но зато он вкладывает деньги в красоту. Это очень тонкая грань, которую нужно осмыслить. Зачем вкладываться в лед, который все равно растает? Но в таком случае можно задать другие вопросы: зачем нужно покорять вершины или опускаться на глубину океана? Для чего переходить грань обыденности? Наверное, для чего-то очень важного, что находится за пределами материальных ценностей».

Отпускание коней

Завершающее событие «Табуна ветров» состоялось на берегу и льду Байкала 22 марта. В этот день состоялось символическое отпускание коней и концерт тувинской группы «Ят-ха», которая исполняет этническую музыку, используя горловое пение и игру на национальных музыкальных инструментах. Около тысячи человек приехали в Бугульдейку, чтобы собственными глазами увидеть то, о чем читали в газетах и смотрели видеорепортажи.

День выдался теплым (из-за чего кони начали таять и терять свою красоту несколько раньше, чем это было задумано) и безветренным (что совершенно нехарактерно для Бугульдейки, известной своими ветрами). Действие началось ближе к четырем часам по полудни, когда все приехавшие туристы уже успели погулять по льду и пофотографироваться со скульптурами.

Зачем вкладываться в лед, который все равно растает? А зачем нужно покорять вершины или опускаться на глубину океана?

Ритуальное отпускание коней началось еще на берегу, где под топот копыт (для этого случайным зрителям раздали кокосы, ударами которых следовало изобразить бег лошади) чествовали хозяев коней — тех людей, которые вложили свои деньги в реализацию проекта. Благотворителям вручили сертификаты на владение ледяными скульптурами, а также серебряные кулоны авторства иркутского ювелира Александра Алсаткина в виде стилизованных под наскальные рисунки коней.

После этого все отправились к самой большой скульптурной композиции из байкальского льда. Больше похожая на дракона фигура, выполненная под руководством известного иркутского художника Александра Москвитина, тем не менее изображала коня, причем самого главного, названного в честь озера Байгалом («Байкал» на бурятский манер). Как будто выныривающий из байкальских вод, он, по мысли организаторов действа, должен был повести за собой всех остальных коней, которые замерли в ледяном молчании.

После звука индийских труб каждый «коневладелец» вместе с бугульдеями совершил символическое кормление Байгала овсом, а затем взял соломенный венок, лежащий рядом, и направился в табуны на поиски своего коня. Согласно задумке авторов, встреча с обретенным конем должна была состояться только теперь, более того, хозяин должен был выбрать (узнать — как говорили бугульдеи) своего коня, заглянуть ему в глаза и пообщаться с ним. После встречи владелец должен был надеть своему избраннику венок и отвязать или разрезать ленточку, привязанную к его ноге. После этого кони должны были устремиться в вечность.

«Идея состоит в том, что лошади по мере работы проекта впитали положительную энергию скульпторов, которые их создавали, а затем вобрали в себя положительные эмоции людей, которые приехали на них посмотреть и с ними пообщаться. А когда они растают, они вернутся в Байкал и в конечном счете в мировой океан с этим положительным зарядом», — объясняет пресс-секретарь «Табуна ветров» Татьяна Меркульева.

Среди тех, кто совершил символическую покупку ледяного коня, были как известные люди Иркутска, так и простые предприниматели, которые прониклись идеей организаторов. «Действие, которое здесь происходит, мне кажется очень гармоничным по отношению к Байкалу и вообще миру, в котором мы живем. И может быть, оно добавит в нашу жизнь любви и счастья, — говорит руководитель Иркутского общественного благотворительного Фонда Тихомировых по реабилитации детей-инвалидов с помощью верховой езды Ольга Тихомирова. — Нам очень понравился этот проект, и не только потому, что он посвящен лошадям, которыми мы тоже занимаемся. Люди очень нуждаются в красоте, и здесь есть возможность не только приобщиться к красоте, надежде, фантазии, любви, но и, кроме этого, внести свой вклад в развитие искусства».

Впрочем, организаторы бугульдейства стараются мыслить шире, чем просто создавать недолговечные произведения на Байкале. Именно для этого они так стараются привлечь людей бизнеса для реализации своих проектов. «Одной из наших целей является создание в Бугульдейке рекреационной зоны интеллектуального туризма. Здесь могли бы проходить конференции, фестивали мастеров различных областей: скульпторов, художников и многое другое», — говорит Петр Немой. Так, группа «Театрика» уже заявила о том, что собирается сделать фестиваль «Табун ветров» ежегодным, но в следующем году сосредоточится уже не на конной теме. «Мы хотим создать из льда скульптуры, которые бы воссоздавали быт старой деревни, и интегрировать в само пространство поселка, — рассказывает Петр Немой. — К фестивалю следующего года мы подготовимся более основательно, позовем профессионалов высокого класса, которые вырежут высокохудожественные произведения. Зрители же смогут увидеть воочию, как деревня и весь ее быт исчезает. В сущности, именно это сейчас и происходит, только не так зримо».

 

Автор: Антон Кокин

Источник: Издательский дом «Восточная Сибирь»