20 мая в Ольхонском районе начались работы по переносу старинной водяной мельницы. Организатор проекта, иркутский предприниматель Сергей Перевозников пригласил  группу журналистов, в числе которых был корреспондент ИТГ, понаблюдать за стартом исторического проекта.

Мельница стоит в двух километрах от поселка Куртун в глухой, местами заболоченной местности. Чтобы добраться туда, любопытному туристу предстоит проделать путь в 230 километров до села Бугульдейка, затем пересесть на мощный джип,  отправиться в тридцатикилометровый путь по труднопроходимой дороге для лесовозов, идущей вдоль и даже непосредственно по горной реке. В какой-то момент машину придется покинуть, натянуть на ноги болотные сапоги и направиться через лес, обильно увлажненный полноводными горными ручьями. В целом, если бы не горы, местность вполне напоминала бы белорусские топи. Разыгравшееся городское воображение за каждым деревом рисует суровый лик советского партизана. Мельница показывается путнику внезапно: древняя и какая-то неуместная, словно кит посреди пустыни. Дорога убеждает в необходимости переноса памятника старины поближе к цивилизации.

 

–  Раньше же здесь была дорога, – объясняет Сергей Перевозников, – но теперь она заросла, река сменила русло, земля заболотилась. Сейчас волонтеры из «Большой Байкальской тропы» ведут расчистку тропы, чтобы сюда была возможность подогнать кран. Задача первого этапа – перевезти мельницу. Проделана довольно трудная работа – согласования, разрешения, поиск соратников, подготовка архитектурного макета. Каждая деталь помечена порядковым номером, чтобы облегчить сбор мельницы на новом месте.  
Далее по плану – создание ландшафтного проекта. Мельница будет стоять на одной из приток реки Бугульдейка. Сергей рассчитывает на помощь местных жителей и коммерсантов области.

–  По соседству расположится амбар и дом мельника. Вероятно, кто-то выразит желание поучаствовать в проекте. Может, добавиться «дом рыбака» или «избушка охотника». Есть надежда, что предприятие превратится в некий исторический комплекс. Главное, что есть понимание, как это осуществить. 
Однако Сергей, как участник проекта по сохранению элементов быта и культуры XIX века, утверждает, что акция по переносу носит некоммерческий характер.

–  Не все измеряется деньгами. Бизнес-интереса в предприятии нет. Я не собираюсь в ней делать ресторан или что-то еще. Ранее эту мельницу уже хотели перенести в Красноярск. Я выступаю за то, чтобы она осталась у жителей района. Уникальный памятник будет спасен. Хочу, чтобы мои дети имели возможность видеть историю. Я не первым пришел и не последним уйду. Это наследие. 
Что касается финансовой стороны проекта, то предприниматель затрудняется оценить издержки:

–  Для моей семьи этот проект, скажем так, накладен, но не смертелен. Пока мельница будет восстановлена в нынешнем виде, но если мы найдем деньги на реставрацию, постараемся воссоздать ее в первозданном виде. С деньгами никогда нет ясности. Может, на реставрацию понадобится 10 тысяч долларов, а может, больше. Всегда есть нюансы. Допустим, обращаюсь к одному местному, чтобы он помог перевезти мельницу на «Камазе», а он отвечает:  «32 тысячи». Спрашиваю, откуда такая цена? А он:  «Столько я получаю за рейс до Иркутска, а тут застряну в вашем болоте». Говорю: «Это я к вам приехал, ты должен быть рад возможности помочь, сделать что-то для родной деревни!»... Не все это понимают. К счастью, нас поддерживает администрация Ольхонского района, волонтеры, местные жители. Полный перенос мы рассчитываем закончить в сентябре.

Районная администрация надеется, что проект будет способствовать развитию местного туризма.  
–  Бугульдейка, в отличие от Малого моря или острова Ольхон, в туристическом отношении одно из наименее развитых направлений нашего района, – рассказывает консультант по малому предпринимательству и туризму Ольхонского района Ольга Климова. – Здесь существуют проблемы с инфраструктурой, с дорогами, но основная проблема – отсутствие теплых заливов, скалистое побережье и отсутствие подходящих под строительство территорий. Поэтому, кроме имения «Заречное» и еще одного крестьянско-фермерского хозяйства, турбаз здесь нет. Мы рассчитываем, что проект переноса мельницы даст толчок развитию сельского туризма. Бюджет района глубоко дотационный, поэтому сейчас основная проблема – найти и привлечь частные инвестиции. Есть хорошие идеи, есть программа развития турбаз в Ольхонском районе в бухте Аяя и в районе Анги. В деревне Хурай-Нур планируется создание информационного центра, комплекса придорожного сервиса и нескольких музейных комплексов.

Ольга Климова предполагает, что на большей части Ольхонского района туристических баз вполне достаточно.

–   Есть необходимость увеличивать качество предоставляемых услуг. Также существует проблема перевода земель, предназначенных под сельхозназначение, в земли рекреации. Из-за проблем с оформлением земельного участка долгое время многие турбазы не могли работать официально. Но сейчас в районе более 75 турбаз, основная часть которых расположена на Малом море. Мы выступаем за то, чтобы туризм не наносил ущерб природе. В летние месяцы на территорию района пребывает свыше 400 тысяч туристов. А на турбазах – 4200 мест размещения, в среднем каждый турист пребывает на них от трех до пяти дней.

Тем не менее сам владелец имения «Заречное» Сергей Перевозников выставил свой туристический бизнес на продажу. Как он объясняет, проблем с постояльцами нет, трудности в нюансах:

–  Имение доходное. Но вкладывая сопоставимую сумму денег в другое дело, жить гораздо спокойнее. В гостиничном деле приходится решать массу бюрократических задач. Выполнять странные предписания, не учитывающие специфику конкретного бизнеса, обивать пороги чиновников, следить за бесчисленным потоком распоряжений. Как итог, основная прибыль в бизнесе сельского туризма –  от продажи созданного бизнеса...

Отдельная тема – обслуживание постояльцев. Постоянная забота о туристах дело филигранное. Так, однажды турбазу «Заречное» посетила группа из 70 идейных йогов, которые, с целью исключить всякое влияние на свою вегетарианскую диету скверны  мясных продуктов, обернули столы фольгой, во избежание соблазна запахов жареной плоти столовались в отдельном помещении, а с пяти до восьми утра хором распевали мантры. Впрочем, такие приключения редкость. Однако даже лишенные причуд туристы иной раз вызывают раздражение местных.

–  Раньше у нас был отличный конный маршрут, – рассказывает Мария Перевозникова. –   Мы выезжали с группой туристов из Бугульдейки, в течение дня неторопливо добирались по живописным местам до села Куртун. Все вместе ночевали на сеновале, а затем возвращались. Но некоторым местным жителям не понравились визиты гостей в поселок, последовали угрозы, и мы были вынуждены свернуть маршрут. Отдельные люди консервативны и готовы на многое в защиту своих маленьких миров.

Однако староста села Куртун Сергей Вокин объясняет, что трения с туристами в прошлом.

–  Раньше у нас были определенные сложности с некоторыми местными жителями, в основном это неблагополучные семьи. Пьющие. Теперь они повывелись. Основная часть же поддерживает развитие туризма. Деревня умирает. Раньше здесь был богатейший колхоз, мы кормили всю округу. Благодаря леспромхозу появилась дорога. Теперь лес повырубили, речки из-за этого обмелели. Колхоза не стало. Сейчас в селе только три охотничьих хозяйства. А туризму очень помогло бы строительство прямой дороги от Голоустного. Здесь можно было бы организовать архитектурно-этнографический музей. Как в Тальцах, но жилой. Деревня наша старше Иркутска!

Главу села поддерживает старожил Иван Горнопольцев.

–  Ради бога, приезжайте к нам, учитесь, ребята, как люди жили. Мы только «за». История – это же интересно, радостно. Вон нынче сколько техники, а пашню вскопать не могут. Раньше все самодельное было и справлялись. Смотрите на мельницу нашу, кормилицей деревни была, одни жернова чего стоят, в пыль все мельчат. А сейчас ума много стало, а делать не хотят ничего. Точнее хотят, да власти не дают.

Вместе с тем представители власти (по крайней мере, местной)  горячо убеждают в своей заинтересованности поддержать частную инициативу. Консультант по малому предпринимательству Ольга Климова рассказывает, что на территории Ольхонского района зарегистрировано 180 фермерских хозяйств.

–  Хотя реально функционируют всего 48. Однако в прошлом году 18 фермеров получили дотации. Разработаны пять бизнес-проектов по сельскому туризму. На уровне области есть программа развития такого вида туризма. Есть девять проектов развития мясного скотоводства. Существует даже проект по разведению яков!

Ольга Климова подтверждает: сельский туризм если и развивается — то именно на базе личного подсобного хозяйства либо на основе фермерских хозяйств. Туристов привлекает экологически чистая продукция, а также возможность сделать что-то своими руками.

Сам Сергей Перевозников склоняется все-таки в основном к  фермерской стезе:

– Я планирую создать фермерское хозяйство по принципу сельского парка. Да, сюда  можно будет пригласить туристов на экскурсию, покататься на лошадях, посмотреть, например на 20 различных видов кур, перекусить экологически чистым продуктом. Но люди не будут там жить. Также мы реформируем интернет-магазин по продаже продуктов «Эко-базар». Планируем сделать его не только виртуальным, но открыть молочный отдел на рынке. «Молочное сельпо» будет продавать творог, сметану, козье молоко, сыр, масло. Поставим там прозрачные сепаратор и маслобойку. Дело за официальным оформлением. Вообще, все, что касается бизнеса, может быть дорого или дешево, но предсказуемо. А здесь terra incognita. Предстоит решить трудности сертификации, ветконтроля, прочих мелких препятствий не столько необходимых, сколько имитирующих заботу о потребителе...

Что получится в итоге соединения фермерского хозяйства  с турбизнесом, глубокой сибирской старины  с интернет-технологиями — тому, похоже,  еще нет устойчивого названия. Во всяком случае, слово «агротуризм» – не самое точное, ведь Сергей Перевозников не предполагает в туристической составляющей решающего вклада в конcтруируемую бизнес-модель. И не в терминах дело (кто сказал что у  terra incognita должно быть название?) – а в том, что глухая сибирская деревня, вроде бы, готова поискать себя в мировом укладе XXI века. И даже сформулировать свои конкурентные преимущества. 

Во, гляди-ка: и мельница переезжает!..

 

Источник: Иркутская торговая газета